Jan. 18th, 2017

Я заинтересовалась упомянутым Кристофером Пензаком кельтским мифом о возникновении мира, Oran Mór. Никогда нигде не видела его упоминания, а сама фраза звучала очень зазывно, по-толкински, практически как Дол Гулдур. Оооран Моооор - с тягучими глубокими "о", произносимыми в самой глубине горла, и с раскатистыми "р", как у Эдди Ленихана.

Нашла несколько эссе современных нео-друидов, где упоминается Оран Мор, а также большое количество интернет-дискуссий, где оспаривается историческая аутентичность этого мифа. Люди обычно ссылаются на некоего Фрэнка Миллса, в первый раз упомянувшего Оран Мор в своём тексте, написанном в 1998 году. Миф с тех пор подхватили многие нео-друиды и с удовольствием стали использовать в своей практике. Уважаемый в неоязыческом мире Том Кован, написавший большое количество книг на темы, связанные с кельтами, друидами и их магическими практиками, тоже не особо церемонился с проверкой аутентичности Оран Мор, и написал очень симпатичный, на мой взгляд, текст.

Переводы обоих текстов привожу ниже. Текст Миллса меня, честно говоря, не особо впечатлил. Последние параграфы, конечно, показывают, что он продвинутый мистик, но вот его стенания об утерянном рае и проваленной миссии показывают, что он не настолько продвинутый, чтобы получать чистые дзенские откровения. А его прозелитические призывы "найти в себе Христа" и "передать всё в руки Господни" лишь для видимости используют нейтральную лексику, а на деле представляют собой те же самые истерические стенания: "Мир несовершенен! Я знаю, как сделать его совершенным! Я вас сейчас научу! Только так мы спасёмся!"


Перевод текста Фрэнка Миллса, написанного в 1998.

Безмолвие.
Бесконечное безмолвие.
Не слышно даже звука неспокойных, бурных тёмных вод.

Вдруг в бескрайних водах зарождается Песнь.
Сначала её чуть слышно,
но она быстро набирает силу и достигает своего пика.

И в этот момент рождается Жизнь!

Но Песнь не прекращается.
Она звучит, заполняя всё бытие своей божественной гармонией.
И даже сегодня её могут услышать те, кто умеет слушать.


Миф о создании мира присутствует в мифологиях всех народов и повествует о первичной мелодии - дыхании Бога-создателя, - которая сформировала Бытие. Кельтам она известна под именем Oran Mór, Великая Песнь (1). Эта песнь не остановилась по завершении творения, но продолжается по сей день, заполняя собой Бытие. Её мотив - это священный паломнический путь, сотканный из принятия и дарения благословений.

Миф о создании мира кельтским узлом оплетает весь корпус кельтской мифологии, создавая связную целостную картину. Оран Мор - это первозданная "музыка моря" (2), что звучит сквозь мифы и легенды о затопленных землях, мистических источниках, животворящих котлах и священных чашах Грааля. Это исконная Мудрость, оживляющая отрубленные головы (3), которые не давали покоя Цезарю. Это миф об Уэньэ и Боанне, в котором проходят три музыкальных мотива: невинность, печаль и радость (4). Это Песнь Трёх Котлов, дарящих и принимающих благословение Песни (5). Вариантов слов Песни столько же, сколько слушателей: их смысл проистекает от божественного дыхания, а не от кем-то раз и навсегда установленной формы. Божественный звук Оран Мор наполняет смыслом, или скорее создаёт, кельтские языки. Только в этих языках мы находим такие музыкальные слова, как Cruithear, yr wyddor и grammeria (6), которые были позаимствованы напрямую из божественной песни.

Божественная песня, как в случае Парцифаля, пробуждает в нас главный вопрос кельтского мифа: "Почему ты страдаешь?" Этот вопрос и эта песня объясняют кельтский миф, но также саму жизнь.

Кельтский миф показывает, что Оран Мор - это, не много и не мало, сама созидательная энергия извечного Бога. Можно назвать её благодатью. Это божественная энергия, чьи многочисленные нуминозные аспекты проявляются не только в континентальных и островных богах, но и в самом Бытии. Оран Мор как божественная музыка, как энергия - это песня, порождающая Бытие, это священный мистический напев Жизни, который поют во время празднования смены сезонов и во время ритуалов независимости кельтских народов. Эта священная песня Бытия наполняет человечество и придаёт смысл истории и истинность - мифическим событиям. Эта песня вдохновляет нас на паломничества в далёкие края и одновременно наполняет нас ностальгией, неописуемой тоской по дому. Это восторг на фоне скорби.

Оран Мор поётся и в наши дни, но, к сожалению, мы живём в эпоху, что не слышит и не хочет слушать эту первозданную божественную Музыку Бытия. Это время, которое служит бездушной науке и безжизненной религии, и обе при этом шумно спорят за право быть услышанными. Это время, отмеченное индивидуализмом, где каждый так яростно отстаивает право быть независимым, быть собой, что наше внутреннее Я оказывается заложником этой борьбы. В звуковом хаосе нашего времени больше не слышно Великую Песнь. А если её и слышат, пусть даже совсем тихо, то редко понимают, что она такое. Всё, что мы слышим, это шум полемики конфликтующих "реальностей". И от этого наша растерзанная душа ни на мгновение не находит себе покоя, будучи запертой в резервации среди лязгающих противоборствующих полуправд, каждая из которых отстаивает своё право называться Великой Песнью, Музыкой Жизни.

В этом разделённом состоянии мы потеряли наш путь, забыли нашу божественную природу, профанировали священность Бытия и Создателя. Мы не оправдали возложенной на нас миссии равноправного участия в созидании наравне с Богом и тем самым усугубили профанацию и разлом в священном Бытии. Но не всё потеряно. В глубине души мы все жаждем обрести целостность и единство с нашей божественной природой. Мы всё ещё можем вернуть себе нашу роль в созидании Бытия вместе с Творцом. Мы можем задать главный вопрос: "Почему ты страдаешь"?

Но в таком разделённом состоянии мы не можем сами найти ответ на этот вопрос. Нам нужен герой. Найдя такого героя в Истине, в нашей божественной природе, которая всем нам присуща от рождения, мы должны передать ему право вести и защищать нас в нашей совместной борьбе со страданием (и профанацией), - только тогда мы обретём священное и сможем вернуть свою целостность. Не только целостность в этом мире, но и первичную целостность внутреннего и внешнего, посюстороннего и потустороннего. Другими словами, мы войдём в Мир Единства кельтского рая.

Экологичный образ жизни - во всех смыслах - подразумевает умение жить в Мире Единства кельтского рая. Экологичный образ жизни требует участия всех наших чувств. В кельтской мифологии Оран Мор помогает оживлять чувства. У кельтов, как и у всех нас, были 5 органов чувств: зрение, осязание, слух, вкус и интуиция. Всё в этом мире является божественным даром и должно почитаться. Однако только интуиция или, как это называли кельты, дар Зрения, помогает достичь глубин Оран Мор. Великая Песнь обладает удивительной способностью узнавать саму себя, когда она поётся для Бытия. Узнавая себя, Оран Мор пробуждает в нас Зрение. Если мы слышим Великую Песнь вовне, то её искра внутри нас начинает стремиться ей навстречу. Можно сказать, она стремится обрести свою целостность, воссоединившись с источником. И когда мы прислушиваемся к Великой Песне внутри нас, мы вдруг понимаем, что наше сердце слышит Другого. И тем самым пробуждается Зрение, позволяющее видеть или понимать что грядёт, что было и что есть.

Иметь Зрение не значит находиться одной ногой в этом мире, а другой - в потустороннем мире (7). Это значит жить так, как говорит кельтский миф - обоими ногами в обоих мирах. Оран Мор показывает, что то, что нам нужно, уже находится внутри нас и ждёт быть услышанным и извлечённым для целей творения. Сделав это, мы сделаем шаг к тому, чтобы вернуться в Мир Единства кельтского рая.

======

1. Oran - песня, Mór - великая

2. Mór - Már - море

3. В кельтской магической традиции есть легенда о волшебниках, которые были способны оживлять отрубленные головы, которые использовались для провидения.

4. Uaithne, Уэньэ - гармония (смертное), Boand, Боанн - музыка (сверхъестественное). Трое их детей: Goltriaghe (печаль), Giantriaghe (радость) и Suantriaghe (покой). Мы рождаемся в невинности, затем приходит печаль, радость, затем мистический покой или возврат к невинности.

5. В кельтской традиции тело человека представлено в виде 3 котлов, чьё положение и состояние отражают уровень развития (аналог чакр): Coire Goiriath (котёл тепла), Coire Ermae (котёл движения) и Coire Sois (котёл мудрости).

6. Cruithear - Создатель (Бог) (гэльский); yr wyddor - алфавит (валлийский); grammeria - грамматика (валлийский). Каждое из этих слов происходит от корня, означающего "песня", "музыка" или "вода".

7. Считается, что видеть фейри и общаться с ними могут только люди, стоящие одной ногой в этом мире и другой - в мире фейри. Такое понимание привело к тому, что родились легенды о людях, которых видно лишь наполовину.


*******

Перевод текста Oran Mór: Winter, написанного известным кельтским нео-шаманом Томом Кованом в 2009.

Оран Мор - это древняя устная традиция кельтских земель, о которой написано очень мало. Этот глубокий источник мудрости ещё предстоит изучить. Оран Мор значит Великая Песнь - одно из древних имён для Бога, Великого Духа, Создателя. Созидание мира - это Великая Песнь, которую поёт Великий Дух, сам являющийся Великой Песнью. Я думаю, здесь тот же смысл, что и в танце, когда танцор и танец неразделимы. Песнь и певец также неразделимы.

Единство Создателя и Бытия присутствует в других ответвлениях кельтской традиции. Например, в писаниях ирландского духовного учителя Джона Скота Эригены (John Scotus Erigena), который сказал: "Всё, что есть, есть Он." В ирландском языке это отражено в однокоренных словах duile (стихии), dulra (природа), а также Duileamh, которое весьма непросто перевести одним словом. Duileamh - это Существо, которое является и стихиями, и источником стихий, и тем, что несут стихии. В народных кельтских христианских молитвах Бога называют "Бог стихий", что приблизительно отражает идею. Однако если "Бога стихий" перевести на ирландский язык, то мы получим Dia na Duile. Одно и то же, да не совсем.

Но вернёмся к Оран Мор. Хотя это фраза из гэльского языка и обозначаемое им понятие следовало бы изучать в контексте гэльской и кельтской культур, схожая концепция встречается и в других мировых культурах. Например, в мифах о происхождении мира, где бытие приходит в мир в виде песни, где оно соткано из вибраций или иного источника энергии, схожего с музыкой или человеческим голосом. Фрэнк МакЮэн (Frank MacEowen) в своей книге "The Celtic Way of Seeing" описал свой личный опыт познания Оран Мор в Шотландии: "Я чувствовал музыку мироздания во всём, в каждой клеточке моего тела. Это было как "музыка сфер", Бог, Дао, колыбельная Великой Матери. Это была воистину Великая Песнь."

Другое описание Оран Мор попалось мне недавно у Альдо Леопольда, одного из первых защитников окружающей среды, который в своём фундаментальном труде "A Sand County Almanac" об экологии и охране природы, написал:

"Шум воды слышат все, но в этих холмах есть и другая музыка, что услышит далеко не каждый. Чтобы услышать хотя бы несколько нот, здесь нужно прожить долгое время и узнать язык холмов и рек. И затем тихой ночью, когда костёр догорел и над скалами взошли Плеяды, прислушайся к вою волков, вдумайся во всё, что ты видел и пытался постичь. И тогда, возможно, ты услышишь её - безграничную пульсирующую гармонию, чей нотный стан лежит на тысяче холмов, чьи ноты суть жизнь и смерть растений и животных, чей ритм основан на секундах и веках."

У зимы есть своя музыка. Музыка безмолвия и пустоты, что доносится ночью от укрытых снегом холмов, когда ртутный столбик беззвучно опускается в царство холода, родное лишь хладнокровным. Если бы ты был сейчас здесь, то услышал бы дуэт реки и её заледеневших берегов. Но ты не здесь. Ты слышишь только нежный шорох одеяла, касающегося твоей щеки, да одним ухом вслушиваешься в подушку. Одинокий волк, или, может быть, собака тоскливо воет где-то в темноте. Первые лучи рассвета озаряют небо, и в этот момент все существа обретают надежду, что скоро взойдёт солнце, что утро будет безоблачным и что лазурь великим гласом заявит о себе на всё небо. Одна из кошек заводит утреннюю серенаду о еде. И ты включаешься в Песнь нового дня, топая по студёному полу. В печи разгорается огонь, трескучим и шипящим голосом заявляя о своём существовании. Прогоревшее бревно разваливается, оттеняя Песнь глухим стуком. Кофеварка громко булькает своим содержимым, ритмично пофыркивая. Окна озаряются солнечным светом, показывая художества, что Морозный Джек нарисовал на стёклах за ночь. Но под пристальным вниманием солнца ледяные узоры начинают свой последний танец, ведущий их к смерти. Листья рододендрона раскрываются свету. И начинается новый зимний день.

Зима. Оран Мор поёт свою зимнюю песню. Она звучит и в холодном безмолвном мире снаружи, и в тёплой домашней суете. Она звучит в твоей плоти, в сердце, в крови. Она льётся из всего, что ты видишь и слышишь. Смотри. Слушай. Становись ей. Ведь песня и певец едины.


Прямо перед публикацией нашла небольшую радио-передачу с Томом Кованом (на английском), где он рассказывает подробнее об Оран Мор с отсылками к конкретным кельтским мифам.

Profile

napolili

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 04:54 am
Powered by Dreamwidth Studios