Далее ветка не моя, но мне интересны комментарии L. как практика с намного более насыщенным прикладным опытом, чем у меня.

Read more... )
Решила перечитать Кастанеду, надеясь, что сейчас после того, как я знаю о шаманизме, магии и символике бессознательного уже порядочно, он мне понравится больше. Практически ничего оттуда не помню, кроме основных персонажей и сюжетной канвы. Нашла его в аудио-формате.

Начинается "Учение дона Хуана" с упоминания мексиканских дьяблеро, то есть колдунов-оборотней, которые оборачивались в разных животных, но чаще всего в койота или больших собак. Как раз когда я это слушала, у меня был пик размышлений о феномене оборотничества. Но ещё, через 5 минут после упоминания именно этого в аудио-записи, я остановилась на автобусной остановке и перед собой на асфальте увидела изображение морды собаки с лисьими ушами. Сейчас пошла погуглить фотки койотов - точно именно эту морду и видела.

Read more... )
После того, как нам рассказали о шаманских инициациях в храмовом комплексе Чавин-де-Хуантар, Анна сказала, что Чавин от нас далеко, а кварцевая шахта прямо под нами (под участком, где стоит этот дом отдыха действительно проходит кварцевая шахта на несколько километров), поэтому мы пойдём туда. У меня мелькнула надежда, что, может, у нас будет настоящая шаманская инициация с опасностями, монстрами и галлюцинациями, но мы были слишком удобно устроены в основном зале и с чем-то таинственным на месте алтаря. Я было подумала, что посреди комнаты под простынями обнаружился тайный люк, под которым находится спуск в эту шахту, но моя надежда быстро угасла, когда Викки объяснила, что в шахту мы отправимся не физически, а в шаманском путешествии. Для попадания туда надо было использовать старый засыпанный сельский колодец, который находился прямо на поляне перед домом отдыха.

Read more... )
Содержание )

Чем больше я думала на эту тему в глобальном контексте мироустройства, тем больше склонялась к идее, что такое положение вещей вообще-то является не багом, а фичей. Правда, с определёнными условиями.

Когда люди умирают и их набранные ими за всю жизнь субличности уходят к свету, они пополняют собой Мировую Базу Данных. Весь человеческий опыт в виде отдельных элементов, личных неделимых контекстов и сложенных из них групп архивируется в Мировой Душе или Великой реке, как поэтично выразился Пелевин. Наверное, именно это и называют пространством Акаши, богом или коллективным подсознательным.

Поскольку это всё существует во вневременном пространстве, то все возможные элементы всех возможных контекстов, прошлых и будущих, уже содержатся там, всё от A до Z. Люди рождаются с подключкой к этому пространству и в процессе получения земного опыта пополняют свои земные субличности за счёт своего неосознаваемого доступа в эту Великую Реку. Это одновременно и все прошлые, нынешние и будущие жизни всей представителей биосферы, все события, все минимальные информационные элементы наших жизней, из которых строится наш сенсорный инпут. Возможно, там же кроется Тень, из которой всё приходит и в которую мы отправляем отторгнутое нами. Великая Река существует одновременно и синхронно со всем мирозданием на протяжении всей её временной линейки.

Read more... )
Содержание )

В процессе записывания моих мыслей после сеанса спиритизма я так удалилась от темы, что почувствовала необходимость сформулировать подробно и конкретными словами мою картину мира, что вылилось в довольно длинный текст, который опубликую в несколько постингов. Так мне будет самой легче осмыслить и описать дальнейшие события.

Если изначально я была склонна обвинять медиумов из того постинга в искусственности, наигранности и неискренности, то сейчас, спустя почти 3 месяца, склоняюсь к тому, что продуктивнее было поменять мою картину мира в области определения души, личности, сознания, энергии, человека, мироздания. Потому что несмотря на всю наигранность современные психологические методики подтверждают эффективность их методов в большинстве случаев. Если к ним добавить немного мистики и шамански прокачанного медиума, то по сути ничего нового не возникнет, но эффективность чего-то уже научно одобренного лишь повысится.

Не зря я в ноябре ударилась в философию и в поиски определения сознания. Эти категории внедрились в нас вместе с языком и культурой и кажутся незыблемыми. Отталкиваясь от их абсолютной истинности, мы не принимаем альтернативные версии описания мира, потому что они банально противоречат засевшим в нас категориям. Как допустить наличие 3-го измерения, если живёшь только в двух? Сначала верой в его существование и проработкой всех доступных 2-мерных концепций, описывающих это неизвестное 3-е измерение. А потом просто встаёшь, как у Пелевина в "Затворнике и Шестипалом".

Read more... )
1, 2, 3

2. По шкале материальной проявленности собственного тела условно можно выделить следующие состояния (для наглядности допустить, что интуиция 10/10):

- при визуализации некоего места человек посылает слабые почти неуловимые флюиды своей энергии в это место. Они слабы, но реально присутствуют и могут играть определённую роль в синхрониях или в моментах "так и знал!". Мы о ком-то подумали - он позвонил. Мы боимся опоздать на автобус - и он уходит прямо перед нами. Мы заранее боимся опозориться на первом свидании - и действительно захватываем флюиды наших собственных страхов, посланными нами же на место свидания ранее, и в чём-то реализуем смысловое поле глагола "опозориться".

- при астральном выходе в то место, где человек оказывается, попадает уже ощутимая часть его энергии, которая может улавливаться сильными магами или животными. Поэтому просто на всякий случай я считаю неблагоразумным в астрале пытаться прогуляться в кабинетах Кремля или на вилле Путена. Вдруг такие режимные места мониторятся специальными людьми. По крайней мере, я такой расклад считаю вполне логичным.

- при астральном выходе в то место, где человек оказывается, он может стать видимым обычным людям как бестелесный призрак или галлюцинация

- при астральном выходе в то место, где человек оказывается, он может стать полностью материально проявленным. 80-й уровень.

Read more... )
В потоке моего увлечения славянскими практиками наткнулась на некоего Шевцова, он же А. Андреев, он же Иван Скоморох. Год назад смотрела его видео про старинную славянскую борьбу Любки, где его ученики бесконтактно одним движением мизинца укладывают группу мужиков. Посмеялась тогда и забыла. А тут оно опять всплыло.

Читаю я его, значит, и такое дежа вю у меня отчаянное. Чувство, что читаю славянского Кастанеду. Мужик ездил в 70-80-х в своё родное село в Ивановской области собирать материал для краеведческой диссертации, и там его старики учат жизни и всяким интересным шаманским приёмам. Само собой, ни один старик не разрешает его записывать и снимать, все имена изменены, чтобы типа родственников не трогали, и вообще они все умерли ещё в начале 90-х. Короче, хотите верьте, хотите - нет, а всё так и было. :-)

Прям калька с дона Хуана, к которому Карлос приехал писать диссертацию по антропологии, и так с ним и остался, пока не стал магом. Только в отличие от дона Хуана, вводящего в процесс обучения Карлоса кучу ненужных ритуалов и слишком экзотических для меня явлений, вызывающих скорее отторжение в душе, нежели отклик, философия ивановских стариков, офень, скоморохов, мазыков, пошла, как родная. Сначала я думала, что оно чувствуется как родное из-за терминологии, построенной на славянских корнях, и интуитивно понятной (Тропа, Лопоть, Навь, Явь, Ладка, Ведогонь, Вервь, Сила, Жива и т.п.), но потом поняла, что резонанс идёт на более глубоком понятийном уровне. Хотя не исключаю, что родной язык и родные категории мышления тут сыграли свою роль.

Read more... )
Иногда у меня такое ощущение, что закрывается канал к какой-то области знаний. Я могу старательно что-то читать и пытаться вникнуть, но буду в лучшем случае просто тупить и в худшем - возмущаться, нафига я занимаюсь такой хернёй.

Пару недель назад такое случилось с рунами. В один прекрасный момент, углубившись в историю рун и приняв научную позу, я ваще не могла понять, что такого магического в этих птичках. Решила домучить книгу Торссона и в процессе, когда было совсем тоскливо, подумала: "Неужели это всё? Неужели я так никогда и не пойму, в чём их прелесть?" В тот же день мне картой дня выпал Повешенный (привет Одину), и в процессе дочитывания книги чего-то такое на меня снизошло, что ещё нельзя назвать пониманием, скорее неким проблеском смысла, достаточным для того, чтобы сохранить у меня мотивацию к дальнейшему изучению.

Read more... )
У Зеланда в теории трансерфинга есть текстовка "Мой мир заботится обо мне", которую нужно постоянно держать в голове и буквально сделать своей установкой, своим потенциалом. Если в это верить, то тогда события жизни начнут складываться максимально удачным и гармоничным образом для человека.

Сейчас прочитала очень похожую вещь у Кастанеды. В сцене, когда Карлос с доном Хуаном в одно мгновение перенеслись на 2 км, дон Хуан сказал ему, что "именно нагваль пришёл в движение" после того, как дон Хуан дал пинок по тоналю Карлоса. Достаточно мощное применение Силы способно запустить нагваль моментально, а не через полгода самовнушений.

Там же говорится о том, что нагваль позаботится о том, чтобы окружающие люди ничего не заметили, чтобы для них "взбрыки" нагваля отдельных личностей списывались в их картину мира. Это объясняет некоторые фокусы Елены Блаватской, описанные в этой книге.
Стоило мне задуматься о феномене кота Шредингера, на баше появилась вот такая шутка:

С Хабра (идёт обсуждение теории относительности и квантовой механики):
Mendel:
Вы никогда не встречали применение этих теорий например в эзотерике? :)

К примеру вот такой вот вариант:
Почему все религии запрещают гадание?
Все очень просто — до тех пор пока событие не произошло, его исход находится в состоянии суперпозиции. А после того как гадалка произведет наблюдение, то у ее жертвы не останется выбора — событие детерминированно, и исход предопределен. Это лишает человека шанса исправить свою судьбу.

В связи с этим интересные мысли из френдленты:

Read more... )
Тем, кто решил припасть к источнику мудрости дона Хуана, не рекомендую следовать официальной хронологии. Первые две книги, "Путь знания индейцев яки" и "Отдельная реальность", это по сути мануал по тому, как "собирать, сушить и раскуривать", плюс лог галлюцинаций автора, плюс немного непонятного шаманства от дона Хуана. По опыту знакомых, начинать именно с этих книг чревато тем, что вы разочаруетесь в Кастанеде, не дойдя до самого интересного.

Поэтому рекомендую начинать с третьей книги, "Путешествие в Икстлан". В ней автор, не прибегая к веществам, изменяющим сознание, резюмирует содержание первых двух книг, дополняя его началом непосредственно учения.

Самое интересное начинается в четвёртой книге "Сказки о силе". До конца серии я пока не дочитала, так что не могу гарантировать, что там так же захватывающе.
Первые книги читаешь Кастанеду и думаешь, ну почему он такой идиот? И, главное, почему Дон Хуан выбрал такого идиота себе в ученики.

Но чем дальше читаешь, тем явственнее осознаёшь, что закос под "чайника" - его авторский стиль, чтобы охватить все стопицот миллионов вопросов, которые могут задать идиоты всего мира, когда будут читать его книжки.

Когда он в "Сказке о силе" зарядил про трансцендентное и эмпирическое эго, а также про ненаблюдаемого наблюдателя, стало немного понятно, что он не такой идиот, каким кажется, а что это у меня пробелы в классическом психологическом образовании.
Тональ - высший эгрегор, представляющий из себя совокупность временных, материальных, идеологических, человеческих и прочих эгрегоров.
Всё, что мы видим в этом мире и о чём можем говорить, есть тональ.




Нагваль всегда к услугам воина и его можно наблюдать, но о нем невозможно сказать словами.

(...)

- Нагваль - там, - сказал он. - Там, вокруг острова. Нагваль там, где обитает сила. Мы чувствуем с самого момента рождения, что есть две части нас самих. В момент рождения и некоторое время спустя мы являемся целиком нагвалем. Затем мы чувствуем, что для нормальной деятельности нам необходима противоположная часть того, что мы имеем. Тональ отсутствует, и это дает нам с самого начала ощущение неполноты. Затем тональ начинает развиваться и становится совершенно необходимым для нашего существования. Настолько необходимым, что затеняет сияние нагваля, захлестывает его. С момента, когда мы целиком становимся тоналем, в нас все возрастает наше старое ощущение неполноты, которое сопровождало нас с момента рождения. Оно постоянно напоминает нам, что есть еще и другая часть, которая дала бы нам целостность. С того момента, как мы становимся целиком тоналем, мы начинаем составлять пары. Мы ощущаем две наши стороны, но всегда представляем их предметами тоналя. Мы говорим, что две наши части - душа и тело, или мысль и материя, или добро и зло, Бог и дьявол. Мы никогда не осознаем, что просто объединяем в пары вещи на одном и том же острове, как кофе и чай, хлеб и лепешки или чилийский соус и горчицу.

(...)

- Может быть, мне правильнее было бы спросить, что особенного можно найти в области за островом. [За пределами тоналя]
- Нет возможности ответить на это. Если я скажу - «ничего», то я только сделаю нагваль частью тоналя. Могу сказать только, что за границами острова находится нагваль.
- Но когда ты называешь его нагвалем, разве ты не помещаешь его на остров?
- Нет, я назвал его только затем, чтобы дать тебе возможность осознать его существование.
- Хорошо! Но разве мое осознание не превращает нагваль в новый предмет моего тоналя?
- Боюсь, что ты не понимаешь. Я назвал нагваль и тональ как истинную пару. Это все, что я сделал.

(...)

- Это моя любимая скамейка, - сказал он, поглаживая ее.
Он подмигнул мне и добавил с улыбкой:
- Она любит меня, вот почему на ней никто не сидит. Она знала, что я приду.
- Скамейка знала?
- Нет, не скамейка - мой нагваль.



Тональ и нагваль как отрицательное и положительное, как существующее и несуществующее, как "делание" и "неделание" (из "Путешествия в Икстлан") ?



(...) в момент смерти другой член истинной пары - нагваль - становится полностью действенным. Все осознание, воспоминания, восприятие, накопившиеся в наших икрах и бедрах, в нашей спине, плечах и шее, начинают расширяться и распадаться. Как бусинки бесконечного разорванного ожерелья, они раскатываются без связующей нити жизни.



Нагваль - мировая душа, единое божество, пространство акаши, пространство вариантов (по трансерфингу) частью которого мы все являемся. В момент смерти мы отряхиваем с себя весь нажитый тональ и снова становимся нагвалем или, точнее, осознаём своё с ним единство. Согласно Дону Хуану, почувствовать себя нагвалем можно и "при жизни". Стать воином - научиться сознательно перемещаться по нагвалю в нужное место-время-состояние. В чём-то сходно с описанием пространства вариантов в трансерфинге.

Однако этому немного противоречит следующее утверждение. Мне кажется, тут дон Хуан немного неточно выразился... Либо я не до конца понимаю нагваль...


Тональ каждого из нас является просто отражением неописуемого неизвестного, наполненного порядком, а нагваль каждого из нас является только отражением неописуемой пустоты, которая содержит все.
Несмотря на всё вдохновение, какое мне дарит Дон Хуан и прочая магическая и эзотерическая литература, иногда на меня накатывает огромное сомнение и отчаяние - а вдруг это всё фигня, и мы никакие не "сгустки светящихся волокон", и нет у нас никаких чакр и энергетических уровней, бога нет, души нет, всё есть материя, слава кпсс! самое важное в жизни - это первым купить последний айфон, и в конце мы все умрём и останется от нас лишь кучка праха.

Сегодня была минута, когда это чувство меня посетило особенно остро и глубоко. По самые гланды. На мгновение показалось, что всё, чем я занимаюсь, - иллюзия и семь кубков.

Через пару часов после приступа нашла у oiri-kata среди старых постингов её авторское описание семёрки кубков (скоро проанализирую эту карту по разным колодам). Это была первая половина ответа на мои метания.

Вторая пришла под конец дня в "Сказках о силе" Кастанеды. Карлос рассказывает историю о том, как его подруга собралась усыплять своих двух котов, потому что она переезжала и не могла взять их с собой (я надеюсь, она знатно повращалась в гробу, когда я ей посылала лучи ненависти). Она забрала из машины одного из их, а второго должен был взять Карлос. Но оставшийся кот так на него посмотрел, стал вдруг ТАКИМ настоящим котом, пусть даже без яиц и раскормленным по американской диете, что Карлос открыл дверь машины и дал коту смыться. Животное убежало и укрылось в канализационном люке. И вот спустя много лет Карлос думает, что кот, конечно, мог подохнуть, без яиц-то, или быть съеденным крысами, или утонуть в канализации или ещё чего-нибудь, но ему гораздо приятнее думать, что несмотря ни на что кот выжил в суровых условиях улицы и канализационного люка и нашёл своё почётное место в этой жизни, когда Карлос в единственный раз увидел в нём труЪ кота.

Выбор, во что верить, в эпик-фейл кота или в достойный путь рыжего воина, он делает сам. И этот выбор веры очень кстати влияет и на его духовное развитие. Но не только выбор верить в тот или иной путь, но и выбор НЕ СОМНЕВАТЬСЯ в своём выборе.

Воин не только ВЕРИТ, но и считает, что он ДОЛЖЕН ВЕРИТЬ в то, что он избрал в качестве веры. Это значит, отказаться от малейшего сомнения, не допускать его. Впустить в себя сомнение значило бы склонить чашу весов в сторону "Не должен верить".

Надеюсь, мои размышления верны логически. Чо-та там мне колется. Надо будет потом на свежую голову перечитать.



- Я пытался рассказать тебе, что воин не просто верит, что он должен верить. Например, в случае с Максом, ты должен верить, что его побег не был бесполезным порывом. Да, он мог нырнуть в канализационный люк и погибнуть. Он мог утонуть или умереть от голода, или же его могли съесть крысы. Воин учитывает все эти возможности, а затем выбирает ту из них, которая соответствует его внутреннему предрасположению.
Как воин ты должен верить, что Макс сделал это - то есть, что он не только убежал, но и сохранил свою силу. Ты должен верить в это. Скажем так, без этой веры ты не имеешь ничего.
Различие стало ясным. Я подумал, что действительно избрал верить, что Макс выжил, зная, что он избалован жизнью на мягких подушках.
- Просто верить - легко и спокойно, - продолжал дон Хуан. - Должен верить - нечто совершенно иное, - и в этом случае, например, сила дала тебе великолепный урок. Но ты предпочел использовать лишь часть его. Однако, если ты должен верить, то должен использовать все событие.
(...)
Сила показала тебе, что смерть - это необходимая добавка к долгу верить. Без осознания смерти все становится обычным, незначительным. Мир потому и является неизмеримой загадкой, что смерть постоянно выслеживает нас. Что касается меня, то я лишь развернул детали этого знака, чтобы указать тебе направление.
(...)
Но мое неверие не имело больше никакого значения. Дон Хуан был прав. Долг верить, что мир таинственен и непостижим, был выражением самого глубокого предрасположения воина, без которого он не имел ничего.
"Главная помеха в магии - внутренний диалог: это ключ ко всему. Когда воин научится останавливать его, все становится возможным. Самые невероятные проекты становятся выполнимыми."

"Сказки о силе". Кастанеда


Мне кажется, внутренний диалог - это не только бубнёж "про себя" и образы, но ещё и соотнесение видимого со знакомыми, запрограммированными в мозгу понятиями, постоянный анализ и рационализирование.

Пример. Ситуация. В комнате слышен некий звук. Предположим, гудение.

Этот звук - что это за звук? Откуда он? Что его производит? Наверное, сосед с дрелью. Или телевизор. Или труба гудит из-за низкого напора воды. Нет, всё не то. Когда не получается соотнести звук ни с одним знакомым феноменом, появляется УДИВЛЕНИЕ.

Уточнение ситуации. Звук явственно исходит из пустого пространства в середине комнаты. Из воздуха. Ниоткуда.

Когда в считанные доли секунды взгляд не может идентифицировать привычные материальные источники звука или найти другое объяснение, укладывающееся в привычную картину мира, тогда появляется УЖАС, сводит живот и подкашиваются ноги.

Если не пытаться анализировать звук и соотносить его со знакомым, подводить под знакомые категории, а просто слушать, наблюдать за ним со всех сторон, пропускать через себя, трогать и примерять, как нормальное явление, от которого ни тепло, ни холодно, ни весело, ни грустно, ни вообще никак - внутренний диалог на нуле.

Можно ли тогда управлять этим звуком? Лепить из него, что захочется? Или просто выключить?
Иными словами, ты должен использовать свою волю, превратив ее в действующее начало.
«Воля» была еще одной концепцией дона Хуана, которую он тщательно обосновал, отчего, правда, она не стала для меня более ясной. Я понял из его объяснений лишь то, что «воля» является какой-то силой, исходящей из живота через невидимое отверстие чуть ниже пупка, которое он называл «просвет». «Воля» намеренно культивировалась только магами. Она приходила к практикующим таинственным образом и якобы давала им возможность совершать необычайные поступки.
Я заметил дону Хуану, что не вижу для себя ни малейшего шанса сделать действующим началом в своей жизни нечто столь неопределенное.
- Здесь ты ошибаешься, - сказал он, - воля развивается в воине, несмотря на любое сопротивление разума.
- Разве не мог дон Хенаро, будучи магом, узнать, готов ли я, не проверяя меня? - спросил я.
- Конечно, мог, - сказал он. - Но такое знание не имело бы никакой ценности или последствий, потому что оно было бы изолировано от тебя. Ты - тот, кто учится. Поэтому ты сам должен провозгласить знание силой, а не Хенаро. Хенаро интересует не его знание, а твое. Ты сам должен обнаружить, работает или нет твоя воля. Это очень трудно сделать. Несмотря на все то, что мы с Хенаро знаем о тебе, ты должен доказать самому себе, что способен провозгласить знание силой. Другими словами, ты должен убедиться сам, что можешь использовать свою волю. Если это не так, значит ты должен убедиться в этом сегодня. Если ты не сможешь выполнить эту задачу, тогда дон Хенаро решит, что несмотря на все, что он видит относительно тебя, ты еще не готов.
- Все мы различны, и потому различны детали нашей борьбы, - сказал дон Хуан. - Однако ступени, ведущие к дублю, одинаковы для всех. Особенно первые ступени, которые еще так шатки и непрочны.
Дон Хенаро согласно кивнул и сделал замечание о неопределенности, существующей у мага на этой стадии.
- Когда это случилось со мной впервые, я не знал, что происходит. Однажды, собирая растения в горах, я добрался до места, на котором явно уже побывали другие травники. У меня уже было два огромных мешка лекарственных трав, и я собрался возвращаться домой. Решив отдохнуть перед обратной дорогой, я прилег у тропы в тени дерева и заснул. Вдруг я проснулся от какого-то шума и увидел, что с холма спускаются люди. Я быстро отбежал на несколько шагов и спрятался в кустах. Вдруг у меня возникло чувство, что я что-то забыл. Я глянул на то место у дороги, где я спал, и от испуга чуть не потерял штаны. Я все еще спал там! Это был я! Я потрогал свое тело. Это был я сам! Люди уже подходили к тому мне, который спал. В то время как я, который не спал, беспомощно выглядывал из укрытия. «Черт возьми! - подумал я. - Сейчас они увидят меня и заберут мешки». Но они прошли мимо, словно меня там и не было.
Мое видение было настолько живым, что я совсем взбесился. Я закричал и тогда проснулся вновь. Черт побери! Это был сон!
Дон Хенаро замолчал и взглянул на меня, как бы ожидая вопроса или замечания.
- Расскажи о том, как ты проснулся во второй раз, - сказал дон Хуан.
- Я проснулся на том же месте, где и заснул. Какое-то мгновение я смотрел на себя просыпающегося, а затем что-то дернуло меня к краю дороги, и я очнулся, протирая глаза.
Последовала длинная пауза. Я не знал, что сказать.
- Что ты сделал потом? - спросил дон Хуан.
Они засмеялись, и я понял, что дон Хуан поддразнивает меня. Это была пародия на мою манеру задавать вопросы.
Дон Хенаро продолжил. Он сказал, что на секунду застыл, а затем пошел все проверить.
- Место, где я прятался, было в точности таким, каким я его видел, - сказал он. - И люди, которые прошли мимо меня, удалялись по дороге. Я сбежал с холма и убедился, что это были те самые люди, которых я видел. Я шел с ними до самого города. Должно быть, они посчитали меня ненормальным. Я расспрашивал их, не видели ли они моего друга, спящего у дороги. Все они сказали, что не видели.

(...)

Но однажды, несколько месяцев спустя, после ужасно утомительного дня, я заснул после обеда, как бревно. Как раз пошел дождь, и течь в крыше разбудила меня. Я вскочил с постели и забрался на крышу дома, чтобы починить ее прежде, чем натечет много воды. Я чувствовал себя таким бодрым и сильным, что закончил работу в одну минуту, даже не вымокнув. Я подумал, что мой короткий сон подействовал на меня очень хорошо. Когда я все закончил, я вернулся в дом, чтобы поесть что-нибудь, но обнаружил, что не могу глотать. Я подумал, что заболел. Я собрал корней и листьев и привязал их к шее, а затем отправился в постель. И, когда я подошел к своей постели, я опять чуть не уронил штаны. Я был там, в постели, и спал! Я хотел было потрясти самого себя и разбудить, но чувствовал, что это сильно не та вещь, которую я должен сделать. Поэтому я выбежал из дому Охваченный паникой, я бесцельно бродил среди холмов. У меня не было ни малейшего представления, куда я иду, и, хотя я жил там всю жизнь, я заблудился. Я шел под дождем и даже не замечал его. Похоже было на то, что я не мог думать. А затем молния и гром стали настолько интенсивными, что я проснулся опять.
На секунду он сделал паузу.
- Ты хочешь узнать, где я проснулся?
- Конечно, хочет, - ответил дон Хуан.
- Я проснулся в холмах под дождем.
- Но как ты знал, что ты проснулся? - спросил я.
- Мое тело знало это.
- Это был глупый вопрос, - вставил дон Хуан. - Ты ведь и сам знаешь, что что-то в воине всегда осознает каждое изменение. И целью пути воина как раз является усиление и поддержание этого осознания. Воин заботится о нем, очищает и полирует до блеска.

(...)

- Мой бенефактор сказал, что тот сон, в котором человек смотрит на себя спящего, - продолжал дон Хенаро, - является временем дубля. Он рекомендовал мне не растрачивать свою силу на удивление или попытки объяснять происходящее, а быть готовым к действию.

(...)

- Четвертое видение было еще более странным и сложным, - сказал он. - Я оказался посреди распаханного поля, обнаружив себя спящим на боку в борозде. Я знал, что нахожусь в сновидении, потому что каждую ночь занимался настройкой сновидения. Обычно каждый раз, когда я видел себя спящим, я был на том месте, где заснул. На этот раз я не был у себя в постели, хотя и знал, что вечером уснул там. В этом сновидении был день. Поэтому я начал исследовать. Я отошел от того места, где лежал, и сориентировался. На самом деле я находился не так уж далеко от дома - милях в двух, не больше. Я прошелся вокруг, обращая внимание на каждую деталь, встал в тени большого дерева, росшего поблизости, и посмотрел через небольшую равнину на кукурузные поля, расположенные по склону холма. И тут меня поразило нечто совершенно необычное: детали окружающего не менялись и не исчезали, как бы долго я на них не смотрел. Испугавшись, я побежал обратно к тому месту, где спал. Другой я был еще там, как и прежде. Я стал рассматривать себя. У меня было странное ощущение безразличия по отношению к телу, на которое я смотрел.
Затем я услышал, что приближаются люди. Люди, казалось, всегда крутились вокруг меня. Я взбежал на небольшой холм и осторожно посмотрел оттуда. Десять человек приближались к тому полю, где я находился. Все они были молодыми людьми. Я бегом вернулся к борозде, и пережил ужаснейшие моменты в своей жизни, пока смотрел на самого себя, лежащего и храпящего, как свинья. Я знал, что должен разбудить себя, но не имел представления, как это сделать. Я знал также, что смерти подобно для меня разбудить себя самого. Но неизвестно, что будет, если эти юноши найдут меня здесь. Все эти соображения, пронесшиеся у меня в голове, на самом деле не были мыслями. Они, скорее, были сценами у меня перед глазами. Моя озабоченность была, например, сценой, в которой я смотрел на самого себя, ощущая при этом, как меня лупят кулаками. Я называю это обеспокоенностью. После этого первого раза такое бывало со мной неоднократно.
Что же, поскольку я не знал, что предпринять, то стоял, глядя на самого себя в ожидании самого худшего. Калейдоскоп мелькающих картин пронесся у меня перед глазами. В особенности я уцепился за вид моего дома и моей постели. Картина была очень ясной. О, как я хотел оказаться опять в своей постели! Тут вдруг я дернулся, как от удара, и проснулся. Я был у себя в постели! Очевидно, я был в сновидении.
Я выскочил из постели и побежал к месту моего сновидения. Все было в точности таким, как я видел. Молодые люди работали там. Я долгое время наблюдал за ними. Это были те же самые молодые люди.
Я вернулся туда к вечеру, когда все ушли, и остановился на том месте, где видел себя спящим. Да, кто-то лежал здесь. Земля была примята!

(...)

Затем произошло нечто уникальное: я увидел сразу две картины, два сна. Я почувствовал, как что-то, прежде глубоко спавшее во мне, пробуждается, и обнаружил себя лежащим на полу веранды, где дон Хуан и дон Хенаро трясли меня. Но в то же время я находился на месте силы, и дон Хуан и дон Хенаро трясли меня и там. В один критический момент я не находился ни там, ни здесь, а был скорее одновременно в двух местах, наблюдая обе сцены. У меня было невероятное ощущение, что в тот момент я мог перейти на любую сторону. Все, что мне нужно было сделать - это изменить перспективу, и вместо того, чтобы наблюдать сцену извне, почувствовать ее с точки зрения субъекта.
Было что-то очень притягательное в доме дона Хуана, и я предпочел эту сцену.
Затем я испытал ужасающий спазм, настолько потрясший меня, что ко мне мгновенно вернулось мое обычное сознание. Дон Хуан и дон Хенаро ведрами лили на меня воду. Я был на веранде дома дона Хуана.

(...)

- Прошлой ночью Хенаро провел тебя через сложности дубля, - продолжал дон Хуан. - Только он мог сделать это для тебя. И когда ты увидел себя, лежащего на земле, это не было ни видением, ни галлюцинацией. Ты мог бы понять это очень ясно, если бы не заблудился в своем индульгировании. И ты знал бы тогда, что сам ты являешься сном, что твой дубль видит тебя во сне точно так же, как ты его видел во сне прошлой ночью.
- Но как это может быть?
- Никто не знает, как это происходит. Мы знаем лишь то, что это случается. В этом - наша тайна как светящихся существ. Прошлой ночью у тебя было два сна, и ты мог проснуться в любом из них. Но у тебя было недостаточно силы, чтобы понять это.

Profile

napolili

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:39 am
Powered by Dreamwidth Studios